История болезни - Константин Головин - Проза - Творчество СИ - Свидетели Иеговы наблюдают мир
Суббота, 03.12.2016, 07:37
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

СИ наблюдают мир

Image Hosted by PiXS.ru Image Hosted by PiXS.ru Image Hosted by PiXS.ru Image Hosted by PiXS.ru
Категории раздела
Константин Головин [18]
Евгений Мешко [2]
Артем Матушкин [2]
Сергей Косьяненко [4]
Статистика
Поиск

 

Творчество СИ

Главная » Статьи » Проза » Константин Головин

История болезни
История болезни...

 

 


  Живет на свете один человек. Назовем его Джон. Или Смит. Или Вася. Или еще как-нибудь...
  У него достаточно темное прошлое, он вырос и воспитывался, если так можно сказать, в атмосфере, убившей многих. Если кто-то и выжил там, то у такого развивались разнообразные телесные или моральные уродства, при виде которых бывалые врачи почувствовали бы дурноту... У этого человека, Васи, были тесные родственные отношения с некоторыми представителями его сообщества, и он научился терпимо относиться к их внешнему виду и образу жизни, поскольку сам был таким же. То, что нам с вами покажется, по меньшей мере, странным, или даже отталкивающим, для него было нормой. Скорее, он посчитал бы странными нас. Тем более, что в его окружении было принято даже гордиться этими отличиями, и даже соревноваться с прочими, кто более в них преуспеет. Этим было принято как бы компенсировать презрительное отношение извне...
 
  Так случилось, что однажды этот Вася попал в автомобильную аварию, сильно пострадал и с переломанными костями был доставлен в больницу. Врачи, посмотрев на него, пожалели, что этот человек не погиб. Обычно такое отношение не свойственно врачам, но состояние его здоровья не оставляло ему шансов выжить. Тем не менее, Вася был в сознании и тяжело страдал. Врачи принялись за дело...
 
  Только анамнез занял несколько страниц. Предписания по лечению - еще несколько. Таким образом, Вася стал обладателем толстой карты стационарного больного уже в самом начале лечения. День шел за днем, и карта становилась толще. Она пополнялась результатами анализов, заметками врачей о ходе лечения, отчетами о состоянии здоровья. Вася оказался живучим и поправлялся быстрее, чем можно в его положении, но всё же медленнее, чем хотелось докторам. Раны на теле зарубцевались, внутренние органы потихоньку приходили в норму...
 
  Однажды его внимание привлек какой-то громкий шум с улицы. Кто-то во весь голос препирался с медсестрой у входа в больничный корпус. Вася подошел к окну и увидел какого-то заросшего бомжа, который пытался прорваться внутрь, но хрупкая фигурка медсестры и её звонкий голос приводили его в замешательство, и пока борьба шла вничью. Однако в следующую секунду бугай совсем было вознамерился ударить её, а Вася узнал в нем своего давнего друга. Видимо он узнал-таки о том, где оказался Вася, да и нагрянул навестить его. Будучи пока не в силах ни свистнуть, ни крикнуть, состояние зубов и лица еще не позволяло сделать это, Вася лишь постучал костылем по жестяному подоконнику. Получилось довольно громко. Оба человека у дверей замерли и, подняв головы, уставились на Васю, высунувшегося из окна. Бугай не узнал его, но оторопел. Вася помахал костылем и улыбнулся, как получилось. Бугай начал приглядываться и потом вдруг взревел: "Вася??? Ты!!! Ой, [beep], как тебя раз[beep]али!!!" Медсестра поняла, что атака отбита, но уходить с крыльца не спешила. Бугай подошел поближе и они как могли пообщались. Вася узнал последние новости и понял, что его чуть ли не похоронили. Что его "братья" растащили его нехитрые пожитки, и теперь у него ничего нет. Что девушка, за которой он ухаживал, теперь гуляет с другим. Что он остался должен кучу денег за разбитую машину, и прочее, и прочее... На прощанье посетитель предложил было забросить Васе в палату свежий косячок, но недремлющая медсестра тут же выскочила как черт из табакерки, и вдруг... Вася думал, что начнется крик, возможно даже прибежит охранник, но... Но щупленькая сестричка подошла к вновь ощетинившемуся гостю, глянула на него снизу вверх и что-то тихо сказала...

  Вася вслушивался, как мог. И хотя "Мог был сильный парень", но уловить удалось лишь обрывки фраз. Только бугай вдруг сник, кинул Васе "Бывай!" и, повернувшись, покорно потопал к выходу. Удивлению Васи не было предела! А медсестра оглянулась на него и быстро скрылась в дверях. Васе показалось, что на её лице блеснула слезинка...
Время шло. Вася смог уже передвигаться без костылей. Тем не менее, ход выздоровления потихоньку замедлялся. Причиной тому был вовсе не плохой уход, нехватка медикаментов или низка компетентность врачей. Состояние духа этого человека было той причиной. Мучительно хотелось, например, курить, а то еще чего покрепче. Убивала наповал монотонная белизна стен и вежливость персонала больницы. Впрочем, Вася быстро привык к хорошей пище и здоровому образу жизни. Он получил предписание посещать занятия лечебной физкультурой, подружился с тренажерами, и ему это нравилось больше, чем его прежний образ жизни. Но тот был привычнее и тянул к себе. Тем не менее, в сердце Васи зародилось чувство благодарность тем людям, которые вытащили его из лап смерти. Когда-то он мечтал о ней, как об избавлении от всех напастей, но теперь... Теперь он ощутил вкус жизни. Новой жизни. И тут он впервые засомневался в целесообразности своей прежней.
  Пухлая тетрадь с историей болезни продолжала расти. Но уже не так стремительно, как ранее. Ряд препаратов и процедур был отменен за ненадобностью. Отношения с лечащим врачом складывались хорошие, иногда он заходил в Васину палату после рабочего дня и они разговаривали. Беседовали о прошлом. О Васином прошлом. Сначала он рассказывал помногу и взахлеб, но вскоре понял, что эти рассказы, в большинстве своём, однообразны и скучны. Оказалось, что и рассказывать-то особо не о чем. А может, просто истории закончились? Сложно сказать...
 
  Шел период реабилитации. Васе даже разрешили прогуливаться по парку перед корпусом больницы. Там он и проводил время, то щурясь на солнышко, то разглядывая диковинные цветы... Читать, вот, полюбил. Неожиданно для себя самого, кстати. Доктор снабжал его различными книжками, но наука была неинтересной, религия особо не вдохновляла, полюбилась фантастика, книги о природе и исторические романы. Вася узнал, что мир, в котором он живет, невообразимо более высок и огромен. Поражаясь каждый раз очередной новости, Вася вдруг вспомнил о своих старых товарищах. И от души пожалел их. Как многого они не знают, не догадываются даже! А ведь казалось, что весь мир был у их ног, ни секунды свободного времени! И именно этого времени не хватало ему тогда, чтобы поднять голову и взглянуть на мир. Его попадание в эту клинику стало источником этого времени...
 
  Пришел день, когда Вася уже чувствовал себя совсем хорошо. Даже лучше, чем даже до аварии. К тому же выяснилось, что он неплохо владеет собственными руками, и Вася с удовольствием помогал персоналу больницы. То перетащит что-нибудь тяжелое, то лампочку сменит, то ограду выкрасит. Один раз, вот, клумбу перекопал... Правда, оказалось, что он перестарался и нужно было лишь подрыхлить, но улыбающаяся медсестра сказала, что теперь он сам может планировать эту клумбу. Вася не спал всю ночь и извел массу бумаги, но, хотя художник из него не вышел, утром он представил на общий суд план новой клумбы. Раскрытую книгу на фоне солнышка. Доктор усмехнулся в усы, но добро на работы дал, тем более, что Васю поддержали еще аж целых четыре сестрички... Вскоре общими усилиями книга напротив парадного входа уже вовсю полыхала разноцветными цветами.
  Что-то долго идет рассказ о триумфальной победе безнадежного больного над своим недугом? Потерпите немного, вот и развязка...
  Вася стоял у ворот больницы, на нем была его старая одежда. Правда, конечно же, выстиранная и штопаная-перештопаная, но всё же чистая и опрятная. Теперь Вася не напоминал того бомжеватого бугая, который приходил тогда, а выглядел, как... Можно сказать, как ветеран войны. Вася читал про таких. Он был уверен, что теперь начнет новый образ жизни, только не знал с чего начать.
 
  Вернуться в своё прежнее окружение означало выкинуть всё то, что было приобретено за месяцы, проведенные в клинике, а это было слишком дорогим подарком, чтобы просто так всё это потерять. Тогда Вася решил устроиться на работу. В ту самую больницу, где он поправился. Садовником хотя бы, учитывая, что другой специальности у него просто-напросто не было. И Вася направился обратно. Но чиновник, который оформлял прием на работу в это учреждение, когда прочел краткую автобиографию, отнесся к васиному предложению скептически...

- Ты же панк! Наркоман и прочее!
  Вася не поверил своим ушам:
- Но ведь это уже в прошлом...
- Уходи. Здесь не место таким как ты!
- Минуточку, вы спросите у доктора [такого-то], что я из себя предсталял здесь, он меня хорошо знает!
- Почему я должен что-либо у кого-либо спрашивать? Указывать он мне будет! Уходи, бомж, не то проведешь пару дней за решеткой!

  Вася не стал спорить. Он извинился и вышел за дверь, а там и за ворота...
 
  В парке на скамье он вытащил из пакета свою историю болезни. Теперь это был огромный истрепанный фолиант, перевязанный веревочкой. На последней странице было написано: "Василий [такой-тович такой-то], выписан с определением 'клинически здоров', годен к трудовой деятельности".
  А на первой странице числилось:
  "Состояние тяжелое, нестабильное.
  Вероятность exitus letaris - 90%.
  Вася.
  Джон.
  или Смит."
 
  *************

  На какую страницу люди смотрят первой?
  Но как же редко они доходят до последней! Если вообще читают дальше вступительного анамнеза...
  Кто же перед Вами? Человек с первой страницы, или с последней?
  Вот вам и история болезни...


 

  Константин Головин

  gkp@list.ru

Категория: Константин Головин | Добавил: jwww (08.06.2008)
Просмотров: 1512